Театр абсурда

Вчерашние события в Щелканово заставляют заново переосмыслить все происходящее в Московской области.Герб
На моей памяти сотни публичных слушаний, и, скажу честно, нигде я не видел столько полиции. Она стала появляться лишь в последнее время на слушаниях по полигонам ТБО и мусоросжигательным заводам.
Да и слушаний, как таковых нет. В наличии имеется лишь протест со стороны людей, да стойкое неприятие должностными лицами гражданского мнения.
А полиция, у которой, как я думаю, имеются более важные дела – раскрытие преступлений, повсеместно охраняет этот «театр абсурда». Возможно, это словосочетание вызвало у кого-то негодование. Дескать, нельзя называть театром «абсурда проявление» гражданского волеизъявления. Да, только я ни одной мыслью и словом не оскорбил гражданское общество и его мнение. «Театром абсурда» я называю саму ситуацию, происходящую в Московской области.
«Нам нужны прорывы во всех сферах жизни. Глубоко убежден, что такой рывок способно обеспечить только свободное общество, которое воспринимает все новое и все передовое и отторгает несправедливость, косность, дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину», — произнес Владимир Путин во время своей инаугурации.
А теперь внимательно переосмыслим происходящее в области в контексте слов президента.
Что мы имеем на данный момент?
Прежде всего экологический конфликт, который уже невозможно решить силовыми методами или игнорированием мнения граждан. Решать проблему ТКО необходимо, и делать это нужно совместно с гражданским обществом.
А для этого все стороны: чиновники, эксперты, гражданские активисты, должны сесть за рабочий стол и последовательно, шаг за шагом, работать в направлении решения проблемы утилизации мусора.
Однако этого нет!
Со стороны чиновников, как муниципальных, так и областных, мы видим то самое дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину. Муниципальные Главы открыто говорят, что слушания все равно будут признаны состоявшимися. Минэкология, и такие министерства, например, как ГУСК и ГУТП, вместо разъяснений, налаживания диалога и взаимодействия – самоустранились, давая жителям отписки на обращения, и формально обосновывают невозможность вмешательства 12 статьей Конституции. Добавлю, что эти «ножницы» очень удобны для перекладывания полномочий. Те же ГУСК и ГУТП, ссылаются на невозможность вмешательства, хотя именно в их ведении социальные коммуникации (читай – диалог), и политическая стабильность (о какой стабильности может идти речь, если слушания охраняет полиция?). А, вот Минэкология, забравшее полномочия по полигонам ТКО, самоустранилась на самих слушаниях, говоря, что их проведения – полномочия муниципальных образований…
Удобно, не правда ли?
Впрочем, статья была бы неполной, если бы не разобрать действия гражданского общества.
Сегодня практически все активисты, на волне протестов и негодования, готовы клеймить: проекты, чиновников, губернатора и вообще всё! На митингах звучат требования отставок и крики «Долой»!
Да и публикации с места событий, будь то митинги или слушания, просто – констатируют происходящее. Однако в речах комментаторов отсутствует возможное решение проблемы.
А оно, повторюсь, может быть найдено только за рабочим столом, поскольку гражданские активисты, это – проводники воли народа. А в руках чиновников те самые рычаги, пользуясь которыми можно решать проблему ТКО в частности, и экологии в целом.
А потому, у тех редких активистов, кто продолжает настаивать на необходимости: создания рабочих групп; контроля со стороны гражданского общества всех реализуемых проектов; и реального, а не формального взаимодействия граждан и должностных лиц, складывается оценочное суждение, что происходящее в Московской области более походит на инсценированный спектакль, и тот самый «театр абсурда», где отдельные люди, решают свои политические, предвыборные или финансовые проблемы, используя эффект протеста и волну негодования.
Нужно, отнюдь, не менять отдельных должностных лиц, ведь новый чиновник может оказаться в разы хуже предыдущего.
Необходимо планомерно выстраивать систему взаимодействия органов власти и жителей, а также систему гражданского контроля со стороны общественных активистов и правозащитников.
А значит, гражданскому обществу необходимо переосмыслить свои цели и задачи, и во главу угла поставить системное решение проблем!
И заодно попытаться понять, что протест в уличной форме, очень выгоден отдельным чиновникам: покричали и разошлись.
Зато планомерная работа с документами, которые чиновники столь старательно прячут, и их последующая отправка надзорным и правоохранительным органам, а также в антикоррупционные комитеты, значительно страшнее.