Заяц
04.04.2021

Тропление, или игра настоящих следопытов

Автор: Чехов Ru

Тропление, или игра настоящих следопытов.

Дмитрий Алымов

Первое же упоминание об охоте вызвало у Дмитрия Алымова мечтательную улыбку и он, погрузившись в воспоминание, стал рассказывать о том как «приохотился» к этой мужской забаве; об интересных случаях на охоте, и о своей любимой игре – прятки с зайцами.

С Дмитрием Алымовым мы встретились возле микрорайона Олимпийский, и он охотно отозвался на предложение встретиться, поговорить о своём увлечении, а также высказать своё мнение об охоте в городском округе Чехов.

На охоту Дмитрий начал ходить примерно лет с двенадцати. Охотничий азарт ему привил родной отец, а спустя годы, уже сам Дмитрий Алымов, стал брать с собой своих детей.

«Охота – это состояние души. На охоте, время – в зачет жизни не идет!», — задумчиво проговорил он, вспоминая свои первые походы в лес с отцом.

Взросление, учёба в военном училище, праздная рутина – на время отодвинули «мужскую забаву» на второй план, однако, служба под Пензой, расставила всё по своим местам. Быстро сложился коллектив военнослужащих, которые также «заболели» охотой, и вылазки на природу, а именно так их называли любители охоты, стали регулярными.

«У нас сложилась дружная компания «зайчатников», поделился Дмитрий Алымов. – Лось или кабан меня совершенно не интересуют. Лет тридцать назад я столкнулся глаза в глаза с лосём, который вышел мне на встречу, когда я спускался с горы, и, остановившись в пяти метрах от меня, он пронзительно посмотрел мне в глаза. Э, брат, нет! такого зверя стрелять – нельзя, понял я в тот миг и больше никогда не поднял ружьё на крупную дичь. Вот так и пошли мы каждый своей дорогой: лось своей, а я – своей», — подытожил охотник.

И эта дорога жизни пролегла аккурат через заячью тропу. Дмитрий делился многими охотничьими навыками, слушая которые я невольно вспоминал героев Фенимор Купера.

Охота на зайца – это настоящая игра в прятки со зверем, который зачастую выполняет невероятные акробатические номера. И, пожалуй, самый интересный способ охоты на зайца, это его поиск по зимнему следу. Ведь он полон различных загадок, которые охотнику приходится разгадывать на ходу преодолевая километры маршрута.

«Следы бывают ходовые, гонные, вздвойки и петли», — продолжал свою неспешную речь охотник. – «Иной раз идёшь по следу вперёд и видишь, что следы резко обрываются. А беляк в это время уже находится сбоку, а порой и позади охотника. Причём метрах в десяти, и как он там оказался – это загадка природы. Мог от дерева оттолкнуться. Но порой и деревьев рядом нет, а он всё равно умудряется обмануть охотника. А если заяц меня обманул, то это доставляет еще большую радость и удовольствие, чем добытая дичь».

Одна из запоминающихся историй, которые поведал Дмитрий, случилась с ним на охоте, куда он взял своих детей 9на тот момент ещё совсем маленьких). Они долго шли по следу зайца, нагнать которого никак не удавалось. В итоге – привал с горячем чаем. А разместились его пить, присев на упавшее дерево. Когда младший сын первым допил свой чай, то стал прыгать на бревне, ведь молодой организм не ведает, что такое усталость. И именно в этот момент заяц, по следу которого они шли, выскочил из-под бревна и умчался восвояси, тем самым выиграв у охотников. Вспоминая этот случай, Дмитрий со смехом говорил о том, что его поразила смекалка беляка, который до последнего момент сидел под бревном, ничем не выдавая себя и не реагируя на разговоры охотников.

Ещё одно увлечение Дмитрия Алымова – это фотоохота. Он очень любит фотографировать природу, звериные следы, а порой и самих животных. Вспомнился случай, когда на полях аэрации обнаружил зайцев, живущих в заброшенных трубах. Эти фотографии – «трубных зайцев», как их назвал Дмитрий Алымов, стали ещё одной главой его фотоколлекции. К слову, бывалый охотник рассказал, как там же видел, как зайцы отбивались от коршунов.

«Бежит такой заяц с подранной спиной, а потом в воздухе переворачивается, падает на спину и бьёт атакующую птицу задними лапами. Да, так это ловко делает, что заглядеться можно», — пояснил он.

Возвращаясь к нынешним реалиям, то касаясь охоты в городском округе Чехов, Дмитрий уже года два, как не охотится здесь. Перестал платить членские взносы. А при вопросах об охотхозяйстве, только тяжело вздыхает.

«Не вижу смысла», — коротко пояснил он. — «Во-первых, всё застроили, и охотится негде. Остались единичные места. Например, в Стремилове. Да и то, там тоже всё застроили. Так что теперь езжу в Карелию. А здесь интерес потерян. Раньше на лыжах тропили зайца. А сейчас уже нет таких возможностей».

Дмитрий пояснил, что если в 200 метрах находится забор или дом, то ружьё даже нельзя расчехлять. А поскольку все поля застроили, то тропление стало невозможным. Ведь охота на зайца, это в большей степени – туризм. Конечно же, можно, по его словам охотится на вальдшнепа, встав, где-нибудь, под ЛЭП. Но такое ожидание: прилетит птица или нет, доставляет мало удовольствия.

А вот загонная охота Дмитрию Алымову не по душе.

Не любит он загонную охоту, особенно на номерах. Это не охота, а скорее убийство зверя.

«За 16 лет один раз участвовал, году в 2007. вместе с друзьями, постояли…, посмотрели…, а потом развернулись и уехали на своего зайца».

Так что местное охотхозяйство, по мнению Дмитрия Алымова, в городском округе Чехов не развивается.