И грянул гром

Митинг в деревне Манушкино Чеховского района собрал более 800 человекfb_img_1497292007031
Митинг в деревне Манушкино, который так долго и упорно запрещали местные власти, наконец, грянул!
Причем, грянул, как гром среди ясного неба, собрав более 800 человек, что для трехтысячной деревни, согласитесь, не мало.
Почти треть деревни вышли на протестное мероприятие, чтобы напомнить муниципальным и областным органам власти, что, в соответствии с Конституцией, именно народ является единственным и непреложным источником власти. А чиновники, возомнившие себя – вершителями судеб, всего лишь – орган власти, причем, весьма дурной. Именно такую оценку дали чиновникам простые граждане.
Итак, о самом митинге и небольшой предыстории к нему.
Пожалуй, единственное, чего опасались люди, это отнюдь не давление со стороны органов власти или полиции, к этому в Чеховском районе давно уже привыкли. А плохой погоды, которая могла сорвать проведение мероприятия.
Свинцовое утреннее небо наводило на нехорошие предчувствия, однако во второй половине дня распогодилось, так что люди воспряли и стали собираться.
Как заметил один из организаторов митинга Николай Дижур – «благому делу даже природа помогает».
А он, как никто другой знает, о чем говорит.
Николай Дижур, вместе с Беллой Сказко, Татьяной Воловиковой, Михаилом Бурдиным и Юрием Буровым, начали 1 июня 2017 года голодовку.
Голодовка была крайней мерой протеста против откровенного геноцида населения и экоцида в Чеховском районе, источником которого стал Кулаковский полигон ТБО.
Кулаковский полигон давно уже стал притчей во языцех среди активистов Московской области. Нарушение за нарушением. Преступление в сфере экологического законодательства, за преступлением. А он все продолжает работать.
В принципе, такая ситуация царит на всех полигонах области. О том, что этот бизнес один из самых криминализированных, говорил даже президент Путин, показательно закрывший недавно полигон «Кучино» в Балашихинском районе.
Однако мусорной мафии все нипочем и они, благодаря откровенному лоббированию, кого-то из высокопоставленных чиновников и силовиков, продолжают исправно работать, завозя мусор на полигоны.
Именно так обстоит дело с Кулаковским полигоном ТБО. И примером тому могут служить многочисленные суды, истцом в которых выступает Минэкология, требуя закрытия полигона на 90 дней, а решение выносится всего лишь о небольшом штрафе.
Случаи, когда инспекторов Минэкологии не пускали на Кулаковский полигон, демонстративно закрывая перед ними ворота, а местная полиция отказывается составлять рапорта об этом, зато составили протокол о незаконном вторжении на полигон, когда инспектора все же вошли внутрь.
И многие иные нарушения.
Самым ярким примером из которых служит тот факт, что манушкинская школа оказалась в санитарно-защитной зоне полигона. И все чиновники, все представители следственных, надзорных и правоохранительных органов, все омбуцмены, на протяжении нескольких лет твердили, что от школы до Кулаковской свалки 501 метр.
Юрий Буров был вынужден делать за свой счет геодезию (у лицензированного геодезиста), которая доказала, что до здания школы 450 метров, а до забора учебного заведения – 436 метров. Но его расчеты не принимались ни одним должностным лицом, начиная от начальника полиции Андрея Большакова и заканчивая руководителем администрации чеховского района Марины Кононовой.
Долгие увертки чиновников привели к тому, что терпение людей закончилось, и они объявили голодовку.
Что тут началось!
Провокации и репрессии, задержания, обыски, изъятия фото и видеоматериалов и, как апофеоз силового беспредела – незаконное задержание на Вокзальной площади Чехова Михаила Бурдина и поспешный сдул над ним, якобы за проведение несанкционированного пикета.
И столь же незаконное задержание присоединившейся к голодовке Ольги Васильевны Чуриковой, которую по распоряжению начальника ОМВД по Чеховскому району Андрея Большакова, отправили в психиатрическую клинику, где принудительно удерживали несколько дней.
Излишне говорить, что в отношении начальника полиции Большаков были направлены десятки обращений и жалоб в: МВД РФ, СК РФ, ФСБ РФ, Генпрокуратуру и даже Росгвардию.
Но вернемся к митингу.
Митинг, который планировался муниципальным и даже можно сказать — сельским, получился областным.
Голодовка, которую старательно замалчивают официальные СМИ и все до одного чиновника, стала известной благодаря соцсетям, известным интернет-порталам и сайтам активных граждан. А также, благодаря мессенджерам.
Сегодня за голодовкой в Манушкине следят от Калининграда до Бурятии.
Вот, к слову, одна из причин, по которой чиновники мечтают запретить оные. Интернет пространство и мгновенное оповещение через сети слишком сильно подрывает официальную пропаганду, где: «все хорошо».
Так что на митинг в Чеховский район приехало около сотни активистов Московской области.
И все они говорили только о трех вещах.
Об откровенном экоциде, который ведется в Московской области стараниями губернатора Андрея Воробьева.
О полигонах ТБО, которые президент закрывает в ручном режиме, да еще и вынужденный прикрикивать при этом на непонятливого Воробьева, который вместо того, чтобы в месячный срок закрыть его по прямому указанию Путина, обещает жителям сделать это через два года.
И, конечно же, о манипулировании общественным мнением, поскольку театральность «ручного» закрытия полигонов, на самом деле дурно попахивает лоббированием строительства мусоросжигательных заводов.
Еще раз обращу внимание на тот факт, что гражданские экологи, сегодня единственные, кто говорит о необходимости внедрения глубокой сортировки. А также о том, что все годы управления областью, губернатор Воробьев и министр экологии Коган, так и не приступили к ее внедрению, подменяя планомерную и методичную работу – громкими заявлениями и некой терсхемой обращения с отходами, которая создана лишь на бумаге, однако совершенно не жизнеспособна.
Та что, суммируя все вышесказанное, необходимо отметить, что главным лейтмотивом митинга стало скандируемое людьми требование – отправить губернатора в отставку.
И сейчас в Чеховском районе ведется сбор подписей под этим обращением к президенту.
Ну, и напоследок.
Весь этот месяц чиновники и силовики вели душещипательные беседы, что люди, вместо того, чтобы заниматься закрытием полигона, «занялись политикой».
Понять, кто дал им право решать – заниматься ли, кому-нибудь политикой, или нет, я не знаю…
Как и то, а, что, в нашем политизированном обществе, является слово – политика?
Вот, скажем, когда президент Путин в ручном режиме закрывал полигон в Балашихе, он занимался политикой или нет? Он продемонстрировал – политическую волю? Или указал, что губернатор плохо работает?
А, когда губернатор Воробьев не услышал его – он тоже занимался политикой? Или подтвердил свою некомпетентность?
И, кто, вправе лишить нас конституционных прав: избирать и быть избранным?
Обо всем этом говорил лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин, который дал подробное разъяснение, что сегодня, все в нашей стране – является политикой и, что необходимо идти во власть, чтобы изменить ситуацию в стране.
Так что там же, на митинге, были определены кандидаты от партии «Яблоко», которые будут осенью баллотироваться в Совет депутатов городского округа Чехов, в который недавно был преобразован Чеховский муниципальный район.