Голодающие победили!

img_20170809_095201

Победа: голодающие деревни Манушкино закрыли Кулаковский полигон ТБОimg_20170809_095201
Чеховский городской суд закрыл Кулаковский полигон ТБО на 30 суток!
Этому решению предшествовала череда событий, важнейшим из которых стала голодовка манушкинских активистов, объявленная 1 июня 2017 года. И именно голодовка, сподвигла органы власти, а также судебные органы закрыть Кулаковскую помойку.
Впрочем, обо всем по порядку!
На протяжении ряда лет жители деревни Манушкино Чеховского района были вынуждены терпеть многочисленные нарушения в сфере обращения с отходами.
Полигон ТБО Кулаковского, согласно санэпедимологического заключения, при санитарно-защитной зоне, должен принимать 17 автомобилей мусора из расчета 24 куб.м., а принимал более 300 мусоровозов ежедневно. И более того, нарушалось Постановление главы района о запрете ввоза мусора из других муниципалитетов.
Помимо этого свалка захватила и уничтожила прилегающие земли лесфонда; озера, которое было засыпано мусором. В санитарной зоне оказалась манушкинская школа, на что чиновники долгое время закрывали глаза.
Люди неоднократно обращались в органы власти: к президенту, губернатору, министерство экологии, однако все их обращения перенаправлялись в муниципалитет, где местное руководство глава района Сергей Юдин и руководитель администрации Марина Кононова попросту забалтывали ситуацию.
Марина Кононова даже создала «ручную» псевдоэкологическую комиссию, дабы «рассказывать» сказки.
Терпение жителей лопнуло!
Итогом многолетней лжи и фикций, стала голодовка активистов деревни Манушкино, которые, пытаясь спасти своих детей, потребовали немедленно закрыть полигон ТБО Кулаковский и остановить геноцид местного населения.
Голодовку инициировал депутат Серпуховского Совета районных депутатов Николай Дижур.
Этот смелый и достойный человек, узнав о геноциде местного населения, приехал из соседнего муниципалитета, поскольку ни один депутат Чеховского муниципального района не осмелился «идти против течения» и голодать.
Думается, события, развернувшиеся в Манушкино, на годы запомнятся местным жителям.
Митинги, пикеты, задержания, суды, принудительная госпитализация в «психушку»…, чего люди только не насмотрелисью
В этот же момент, Минэкология Московской области несколько раз пыталась проникнуть на полигон для проведения проверок, однако полигонщики демонстративно закрывали ворота перед носом у инспекторов.
После публикаций в СМИ и обращений инспекторов Минэкологии в суд, замалчивать ситуацию с нарушениями стало уже невозможно, и в район устремились многочисленные комиссии.
Губернатор Воробьев признал, что школа в деревне Манушкино, действительно находится в санитарно-защитной зоне полигона ТБО, и все эти годы дети подвергались опасности.
Так что первый суд, состоявшийся по обращению Минэкологии к ПАО «ПромЭкоТех», был удовлетворен и полигон был закрыт на 15 дней. Естественно, выслушав решение суда, голодающие активисты завершили голодовку.
Итогом этой деятельности гражданских активистов, а отнюдь не органов местной власти, стал отчет, данный губернатором Воробьевым председателю правительства Дмитрию Медведеву о том, что 1 сентября два полигона, включая Кулаковский, будут закрыты.
И вот очередное заседание суда, куда приехал весь гражданский актив. Примечательно, что муниципальных чиновников, которых вопрос незаконной работы полигона должен волновать не меньше, чем жителей, в зале не было.
Только простые жители и инспекторы Минэкологии Московской области.
В здании суда никого не пускают.
Нет света.
То ли злой умысел, то ли «умелое» руководство районной администрации.
Народное недовольство стало нарастать и поэтому, все та же судья Блинова приняла решение провести заседание.
Решение суда – закрыть полигон ТБО Кулаковский на 30 дней, а сроки закрытия начать отсчитывать по окончанию истечения предыдущего решения. То есть с 11 августа.
И с учетом принятого решения о закрытии Кулаковской свалки 1 сентября, это окончательная победа жителей Манушкино и активистов, принявших участие в голодовке.
Теперь остается добиться рекультивации полигона и отстоять свое право на благоприятную среду, не допустив строительства мусоросжигательного завода.